Соционические медитации

tired emoticon

Большую часть ночи, вместо того чтобы спать как положено нормальным людям, я размышлял над поиском правильного соционического типа одной дамы, с которой более не вожусь. В порядке работы над ошибками. Она не типировалась с завиднейшим упорством.

Сначала (по общим признакам Майерс-Бриггс) получалось что она Наполеон. Но слишком много не сходилось. Признаки вроде определены правильно, а описание — ни краткое, ни подробнейшее функциональное — не подходит ни на грамм. Я поиграл комбинациями признаков так и эдак, то есть проверил все возможные ошибки в одном из четырех признаков, и обнаружил что все равно ни хрена не получается.

В конце концов меня это достало, и я стал примерять все варианты психотипов, в которых были те признаки, в которых я был железно уверен — то есть скрупулезно сравнивать функциональные описания с тем что я помню. На Есенина я вышел только таким образом, и несмотря на несходство такого количества внешних, общепринятых признаков, стало понятно что важнейшие показатели все-таки совпадают, и полученная модель все-таки дала адекватное описание ее поведения. С учетом психических травм, гипертрофированности одних качеств и острой невыраженности других. Но как можно быть настолько неявным существом? Нет, как таким можно вырасти — я понимаю, а как быть?

И тут я задумался, насколько именно соционика применима в жизненной практике? Множество людей на нее чуть ли не молятся, но это, очевидно неверно, так же как и обзывание ее лженаукой. Соционика вообще не наука в строгом смысле этого слова, по крайней мере не наука позитивная, потому что подразумевает что мир вмещается в ее логически стройную, дающую хорошую интерпретацию модель — шестнадцатиячейный социон, этакую таблицу Менделеева для психологии.

Но реальные люди все-таки не психотипы — проще говоря, соционика позволяет себе широкие обобщения и постоянно ломает об них зубы. Признаков Майерс-Бриггс четыре, но все они в модели Майерс-Бриггс выражены в процентах. И несмотря на это, психотипы интерпретируются как крайние случаи шкал. В соционике же они сразу дискретны.

Но дискретны ли сами люди? Соционики в свое время раскололись на два лагеря именно в связи с тем, что не могли договориться, какие из типов Майерс-Бриггс соответствуют каким соционическим типам. Причем разница в интерпретации там была до строго наоборот, т.е. предсказываемые дуальные отношения могли оказаться на поверку конфликтными. Возможно ли построить строгий эксперимент чтобы проверить? Непонятно.

Можно конечно допустить что обе эти модели — соционическая и Майерс-Бриггс — по разному делят этот социон на шестнадцать ячеек. Но предполагая что социон вообще можно интерпретировать как единичный куб по трем параметрам, мы вынуждены предположить что либо какое-то из делений фундаментально несимметрично, либо они все-таки идентичны.
Логика подсказывает что поскольку модели не содержат внутренних признаков несимметричности и определены внутри себя достаточно строго, они все-таки идентичны.

Где же грабли? А вот они грабли. Основываться на предположении что типы дискретны видимо можно — связано это с тем, что человек в процессе жизни может достаточно легко менять степень своей интроверсии или экстраверсии, уровень подвинутости на логике или этике. Переваливает через нулевую точку он действительно с трудом, а уровень проявления тех или иных качеств типа с математической точки зрения менее важен для типизации.

Но вот основываться на том предположении что в течение жизни типы не могут меняться, что они не могут прикидываться другими типами – очевидно, нельзя. Да, попытка насильственно сменить тип человека приведет к тому что вы свернете ему крышу. Но сам он может поменяться значительно медленнее, не прилагая к этому никаких усилий, и совершенно естественно — плавая во внешней среде и потребляя различную информацию и действия окружающих, человек может перевалить любое из четырех качеств Майерс-Бриггс через ноль.

Почему я так считаю? Пожалуйста.

Основой формирования типа очевидно является опыт раннего детства и перинатальный опыт. То, в каком порядке родители выполняли с ребенком различные действия точно так же окажет самое непосредственное влияние на формирование подсознания. Но во-первых, подсознанием человек не исчерпывается, а некоторые уникумы могут подсознание вообще подавить и чувствовать себя совершенно спокойно. Это раз. А два — утверждать что процесс социализации когда-либо заканчивается — ошибочно. Он продолжается всю жизнь, и человек постоянно приспосабливается к постоянно меняющейся обстановке — когда быстрее, а когда медленнее. И таким изменениям подвержены даже признаки экстраверсии-интраверсии. Психические травмы могут подавить одни признаки и развить другие, а иных жизнь бьет так что они из этиков становятся логиками в один день. Скажете не бывает? Еще не то бывает. А уж то что действуя инстинктивно человек действует как один тип, а действуя сознательно может с легкостью имитировать какой-то совершенно иной — и тем более бывает, и бывает очень часто. Только вот какие типы склонны имитировать какие, и как поставить достойный внимания эксперимент, который позволил бы это выявить?

В сумме у нас получается такая каша, что мы опять вынуждены признать что соционика дает пригодные к употреблению результаты лишь в некотором количестве случаев. Но как сделать ее пригодной к употреблению в большем количестве случаев?

Очевидным средством было бы деление на большее количество типов. Но этот способ принципиально на практике не применим — чтобы сохранить симметрию модели, придется делить куб не на два типа, как соционики это уже делали, а на четыре. А тогда типов станет 64 штуки, и разобраться в них не будет уже никакой возможности — типизация станет неприлично сложной, а типология отношений, благодаря любезной сердцу нашему геометрической прогрессии, превратится в невероятную кашу. А что нам тогда делать?

А тут есть одна хитрость. Получается что самым лучшим средством усиления эффективности соционики является самоидентификация типа. Потому что идентифицируя себя с предельным типом, человек начинает ярче проявлять признаки этого типа, и более корректно входить в предписываемые типом отношения. То есть заставив всех проидентифицировать себя как соционические типы, мы действительно добьемся того что соционика станет максимально эффективной. Да только кто ж их всех заставит-то?

Получается что соционика по сути своей конвенциональна. То есть мы можем играть в социон, входить в шестнадцатиячейную модель, а можем не входить, и если мы не признаем социон, мы можем оказаться практически нетипируемы, или типируемы ошибочно, или типируемы правильно, но не вмещаться в предписываемые отношения!

…ну и как в эту игру играть, спрашивается?

Может быть, существует модель в которой предусмотрены нулевые случаи дополнительно к предельным? В ней будет 27 типов.

Кому бы спихнуть эту идею? Я все-таки не психолог.