Теория социальной вероятности

thoughtful emoticon

Я пока не знаю что это должно быть. Осторожно, живая наука и так далее. А может и вовсе не наука, но наукой, как известно, называется то, что делает человек, имеющий статус ученого. Я совершенно уверен что во всем этом есть рациональное зерно, но пока не вижу где тут ручка у этих грабель, которая позволила бы мне это дело ухватить и употребить на благое дело.

Итак, начнем рассуждения по порядку, в том виде, в котором они были изначально построены.

В квантовой физике есть такая штука как формула Вигнера, (Wigner) описывающая вероятность нахождения частицы в определенной точке. Если построить ее график, то получится, что в некоторых условиях и некоторых точках эта вероятность будет меньше нуля, что с точки зрения обычного тервера невозможно. Долгое время физики думали что бы это значило. Фейнман (Feynman) говорил, что нефига маяться, используем отрицательные числа и ничего, никто же не говорит о минус двух яблоках, потому что экспериментально получать отрицательную вероятность не удавалось.

Теперь удается, потому что развитие технологии позволило строить системы в которых квантовое состояние можно повторить. Очень свежие эксперименты показали что квант в этом случае действительно находится в нескольких точках одновременно, что согласуется с пониманием отрицательной вероятности на аналогии с ненормально ведущим себя игральным кубиком: Отрицательная вероятность — это когда у нас кубик при броске встает на ребро и не ясно какая из граней на самом деле сверху — а может и обе.

Есть еще в квантовой физике такая штука как теорема Белла, (Bell) которая сильно связана с этой проблемой и доказательством правильности самой квантовой физики. Она была экспериментально подтверждена не менее десятка раз, каждый раз все точнее. По ней получается, что либо мы должны отказаться от понятия локальности1 либо мы должны признать что событие в будущем (куда квант впаяется потом, по факту) определяет его положение в прошлом (в каком направлении он летел тогда) при полном отсутствии четкого направления в котором он летел. Все это доказывается на достаточно простом эксперименте с лазером, фотоприемниками и несколькими зеркалами, который был много раз повторен.

Есть еще в физике очень важное понятие — принцип неопределенности Гейзенберга, который тоже был экспериментально подтвержден многожды, и который гласит, что чем точнее мы измеряем положение частицы в пространстве, тем менее точно мы можем измерить куда же она летит и с какой скоростью. Между двумя этими величинами, а заодно и еще некоторыми парами таких величин, существует определенная дырка, перешагнуть которую невозможно, как бы точно ни производились измерения.

Эйнштейну в свое время это очень не понравилось — он считал, что если мы бросаем монетку, то мы можем точно предсказать какой стороной вверх она упадет, если мы знаем полностью все начальные данные о том, какие силы на нее действуют. Из этого принципа получалось что полностью знать их мы не можем, а следовательно, предсказывать бесполезно. По этому поводу он собственно и сказал что «Бог не играет со вселенной в кости.» На что Бор (учеником которого был Гейзенберг) отвечал, «Эйнштейн, не говорите Богу что ему делать.» Эйнштейн предложил даже красивый мысленный эксперимент чтобы доказать что принципа неопределенности не существует:

Берем коробочку, внутри которой содержится радиоактивное вещество. В стенке коробочки есть дырка, которую открывают и закрывают идеальные часы, ровно на 10 секунд. Коробочка стоит на весах.

Когда дверка открывается, мы измеряем скорости всех вылетевших частиц при помощи стандартных методов. Согласно принципу неопределенности, мы не можем при этом узнать их энергию. Но поскольку известно соотношение между массой и энергией, узнав насколько коробочка стала легче, можно вычислить эту энергию.

Бор опроверг этот эксперимент очень изящно, продемонстрировав, что коробочка на весах сместится при уменьшении массы, от чего часы, перестав быть неподвижными, испытают релятивистское замедление времени, зависящее от этой массы и сбивающее результаты на неизвестную величину. Позже Гейзенберг доказал что ошибка которую это внесет будет как раз такого уровня как предсказывает принцип неопределенности.

Эйнштейн до самой смерти бился головой об стенку но так ничего и не придумал, а кванты остались.

Так вот, попытаемся привести все это в план социальной вероятности. Я не утверждаю что поведение человека непосредственно завязано на кванты — хотя теории того, что само сознание основано на квантовых эффектах, существуют, их не менее четырех разных, и некоторые из них вполне себе обоснованы, хотя пока ни на копеечку не подтверждены. Пока я утверждаю, что математике разработанной для квантовой теории есть место в понятии социальной вероятности.

Возьмем гипотетическую ситуацию — вы встречаете меня посреди города Москвы совершенно случайно, без каких-либо предварительных договоренностей. Очевидно, что вероятность этой встречи исчезающе мала. Как можно исчислить эту вероятность?

Если мы будем просто пересчитывать все факторы которые могут влиять на то, что это произойдет, мы получим неподъемную формулу о бесконечном числе величин. В то же время, можно считать от противного. Например, если вы знаете, что я в это время нахожусь в Новгороде, вероятность равна нулю. Точно так же как если вы знаете, что ключи потеряны на аллее, на которой половина фонарей не горит, вероятность найти их в темноте много ниже чем вероятность найти их под фонарем, где бы они на самом деле ни падали.

Принципиально в этом размышлении также то, что несмотря на исчезающе малую вероятность, это происходит не так уж и редко, в среднем можно говорить о такой встрече раз в несколько лет для почти каждого человека.2

Можно также сформулировать принцип неопределенности для людей — ведь если не выходить со мной на прямой контакт, позвонив, списавшись, или спросив о моем местонахождении третьих лиц (или если знать, что в это время суток я должен по идее быть на работе, что тоже есть последствия прямого или косвенного контакта) нельзя никаким способом узнать где я нахожусь, если я не нахожусь в радиусе непосредственной видимости или досягаемости.

Это позволяет нам вычислять такую вероятность исходя из того, что положение и поведение людей на самом деле неопределенно до того момента, когда мы с ними встретимся. Но в таком случае мы рискуем впасть в солипсизм, ведь мы знаем что каждый человек знает, что в любой момент его положение в пространстве достаточно определенно!

Но это только в пространстве.

Социальная антропология, которую я имею несчастье преподавать периодически, учит, что значительное количество фактов реального мира существует только в виртуализированной социальной реальности, т.е. в голове. Причем эти факты имеют для нас значение большее чем факты физические — как я объясняю это студентам:

То что я ваш преподаватель, а вы мои студенты, — это не физический факт, в том смысле что не существует никаких физических явлений, это отношение утверждающих. Вы в любой момент можете встать и выйти, и физически реальный мир не помешает вам это сделать. В то же время вы рискуете огрести социальные последствия такого действия, потому что этот факт реально существует.

При этом, он не существует объективно — если я буду думать, что прохожий на улице является моим студентом, это не сделает его моим студентом, если он сам не будет субъективно этого осознавать. В результате имеет место феномен интерсубъективной социальной реальности, которая является основным местом жительства человека. Мы ее в целом разделяем, и потому можем взаимодействовать, но индивидуальное осознание для отдельных фактов может отличаться.

В этой интерсубъективной социальной реальности есть зоны, которые не являются определенными, т.е. не совпадают в разных субъективных мирах, но в то же время существуют как факты. Возьмем такой пример.

Великий Теоретик Кунфу считает что в случае схватки с Гопником он выйдет из нее победителем. Гопник считает, что встретив на улице такого Теоретика, он его неминуемо отпиздит. Оба эти факта существуют, причем одновременно — например, Не-Гопник, приняв это мнение как факт, будет действовать сообразно его последствиям, т.е. решится отправиться с Теоретиком гулять темной ночью там где живет Гопник.3

В то же время, последствия реальной встречи Теоретика с Гопником на улице не являются определенными, и Гопник и Теоретик могут выйти победителями из этой схватки. А может случиться иначе — Теоретик, считая что настоящий Теоретик Кунфу должен избежать драки с Гопником, предпочтет ретироваться, и тогда неопределенность сохранится. При этом поведение Гопника может разительно отличаться в случаях, когда он знает что перед ним Теоретик и в случаях, когда он не имеет об этом понятия.

Таким образом, некоторая неопределенность в социальной реальности однозначно присутствует. Но как именно она стыкуется с понятием социальной вероятности я пока не врубился.

Зато есть другой способ интерпретации социальной вероятности, чисто магический, который может быть существует вместо неопределенности, а может быть, существует параллельно с нею. Вспомним, что другой интерпретацией выводов теоремы Белла будет то, что будущие события непосредственно влияют на события в прошлом.

В результате, чтобы встреча на улице города произошла, вы должны сначала предвидеть, что она произойдет, а затем принимать решения так, чтобы оказаться в том месте и в то время где это случится. Примерно так некоторые люди и описывают свои эксперименты с вероятностной магией.

Но пока я не вижу никаких осознавабельных способов это делать и не ощущаю как может работать механизм такого эффекта, что собственно и является причиной того что физики так не любят этот вариант интерпретации. Хотя у них есть такая штука как волна де Бройля, (de Broglie) которая в том числе, вроде бы, движется во времени в обратную сторону, но отчетливого способа зацепиться за это я тоже пока не вижу.

Зато в математике недавно появились такие вещи как экзотические теории вероятностей, которые предлагают рассматривать вероятность в квантовой физике не как число [0,1] а как, например, кватернион. В этом случае кватернион будет отражать вероятность того, что частица находится в данной точке, учитывая вероятность того, что мы знаем о частице достаточно чтобы об этом рассуждать — сходство есть, не так ли? Правда, я достаточно слабо понимаю как это работает, поскольку не могу пока вообразить себе разумной аналогии этому процессу в поведении игральной кости.

В общем, как обычно, сплошные непонятки…


  1. Т.е. мы должны считать, что состояние кванта до того как он куда-нибудь впаяется действительно неопределено и вообще как заранее не существует как факт, не то что как информация. ↩︎

  2. Хотя я бы очень непрочь собрать более вразумительные данные по этому вопросу, да только как — щоб я знал. ↩︎

  3. В социальных науках это называется теоремой Тейлора – «факт, существующий только в сознании одного человека, все равно реален за счет своих последствий.» Например, если параноик думает, что вы ему угрожаете, он может попытаться совершить на основании этого мнения действие, например попытаться вас убить. ↩︎