И еще раз о магическом взгляде на реальность

thoughtful emoticon

Все, что я собрался сейчас сказать — редкостный баян, но надо записать для памяти в жесткой формулировке.

после ознакомления с курсом «теорфизики для математиков», я и мои друзья пришли к мысли, что физика это магия, и понять ее как следует совершенно невозможно, как и магию.

(цит. по комментариям к «Образование как отбор»)

Уже любопытно, правда?

Я думаю, это потому, что хорошіе учителя владѣютъ нѣкоей особой «магіей» (за неименіемъ лучшаго термина), которая постепенно пробуждаетъ мозги учениковъ и помогаетъ имъ развиваться въ нужномъ направленіи.

(там же)

Еще любопытнее.

Я слышал, что в Европе это проявляется гораздо заметнее. Говорят, там даже на почтовых ящиках пишут перед фамилией «доктор» или «инженер» такой-то, вроде как человек с образованием -человек другого сорта.

(там же)

По этому поводу я, кстати сказать, высказывался не единожды, о том, что «ученым является человек, имеющий статус ученого и никакой другой.»

А теперь внимание, завершающая цитата:

Any sufficiently advanced technology is indistinguishable from magic.

(цит. по “Clarke’s three laws")

К чему все это я?

Есть одна любимая точка зрения научного сообщества, которая гласит, что магический взгляд на реальность должен быть предан забвению и полному уничтожению, как не соответствующий действительности и тормозящий прогресс.

Тем не менее, мы можем заметить, что даже математикам теорфизика кажется чем-то вроде магии, которую невозможно понять (см. выше) и я не удивлюсь если пошарив, можно будет услышать что-нибудь в этом роде от физиков-экспериментаторов. Это люди в большинстве своем весьма умные, способные на крайне сложные логические движения, и тем не менее.

За примерами того же самого среди населения в целом далеко ходить не нужно — восприятие обыкновенного компьютера как черного ящика, который работает волшебным образом, распространено в народе чрезвычайно широко, и хотя на общесознательном уровне всем более или менее известно, что там внутри кремниевые микросхемы, количество элементов так велико, что закопаться внутрь и понять что там по меткому выражению Юджина, «терминалы до самого низа» дано не каждому.

IT-фольклор изобилует юмором на эту тему — от «куплю шаманский бубен для ремонта компьютеров» до совершенно серьезного называния некоторых техник high wizardry1 Реально технологическое поле широко уже настолько, что ни одному отдельно взятому человеку не удастся охватить его целиком, а примеров непредсказуемого поведения систем множество.2 Про звукозапись и аудиофилов — это отдельная телега, но там тоже преизрядно такого поведения.

В результате мы имеем что магический взгляд на реальность — не исключение а норма, естественный феномен социальной реальности, которая в силу постоянного усложнения вынуждает нас рассматривать значительные ее куски как черные ящики с описанными входами и выходами, и это касается как автомобиля и компьютера, так и социальных механизмов вроде бюрократии, суда и законодательства, социальной науки или психики. Он не может быть искоренен. Благодаря этому факту так успешен постмодернизм в целом — если вы не можете познать истину, вы легко верите в то, что истины не существует.

Ученому приличествует говорить что это плохо, но это институциональный запрет, допустимый далеко не для всякого ученого — ибо декларируя что ученый ищет истину, он одновременно должен воздерживаться от этических суждений о ней. Наука — это изучение того, чего есть, и отказываться от истины потому, что она не соответствует представлению о том, что должно быть — ошибка в любой науке, вне зависимости от того, считаете ли вы что наука может выдвигать этические суждения или нет. Магический взгляд на реальность существует и является нормой. Ученый постоянно должен в практической деятельности пользоваться статусом ученого как средством давления на тех, кому не может изложить всю логику своего мышления полностью — то есть, утверждать в других людях именно такой взгляд. Каждый раз, когда вы слышите, «Поверьте мне как специалисту.» происходит именно это. Более того, некоторые ученые, осознанно или нет, постоянно оснащают свою деятельность новыми терминами, именно с целью обособить ее как черный ящик от посторонних.

Проще говоря, протестуя против мистики как таковой, ученый лицемерит, поскольку сам с точки зрения стороннего наблюдателя неотличим от мистика, и такой протест выглядит как тупая корпоративная конкуренция. И тем не менее, протест такой необходим, но в иной форме и по иной причине. И именно из соображений корпоративной конкуренции.

Еще Фрейд писал, что магия подменяет истинные законы природы законами психики, т.е. проецирует психику на физическую реальность. Но как я сказал не однажды, физическая реальность бесполезна для человека сама по себе, и фактически игнорируется им до тех пор, пока не вступает в конфликт с социальной — которая построена на психических. «Там терминалы до самого низа.» Если речь идет о манипуляциях психической или социальной реальностью, магия может быть не только действенной, но и весьма полезной в хозяйстве.

Между тем, высказываясь о магии, ученый либо априори принимает что она работает, (вся) и начинает без внятных подтверждений искать механизмы ее действия, либо априори принимает что она не работает, (вся) и начинает искать причины по которым она все еще существует. Проще говоря, ученый исходит из предположения что исследуемая магическая теория либо является истинным суждением о реальности, либо является ложным суждением.3 Ученый, однако, коль скоро он ученый, не должен выдвигать таких априорных предположений вообще, а коль скоро он член своей корпорации, он должен предлагать альтернативу исходя из своих собственных возможностей.

Наличную в настоящий момент магию можно поделить на два основных типа. Первый — это чудом сохранившиеся реликты древности, давно потерявшие свою связь с современной социальной реальностью в значительной степени. Второй — это новоделы, реконструированные на основе каши представлений современного человека из клочков древности, связь которых с современной социальной реальностью сомнительна.

И те и другие в массе своей по сути предлагают к черному ящику – реально существующему черному ящику социокультурного процесса – инструкцию по входам-выходам, но первая безнадежно устарела, а вторая не основана на настоящем понимании функционирования ящика, не подкреплена экспериментальной практикой, и по сути тупо обезъянничает с классики. Что-то из этого даже иногда работает, а иногда дает пользователю по мозгам, точно так же как иногда у чайника с компьютера иногда отправляются письма и печатаются документы, иногда — приходят вирусы и жрут все данные, а иногда он сверлит в плате дырочки чтобы укрепить на ней процессор побольше, после чего все перестает работать.

Выше я уже обосновал, что то, что нечто понимается кем-то как черный ящик — нормально и необходимо. Реальность слишком сложна, чтобы воспринять ее целиком. Но коль скоро черный ящик снабжен подробной и правильной инструкцией по употреблению, учитывающей достаточное количество происходящих внутри событий, изменяющих состояние ящика и его поведение, им можно пользоваться с целью соответствующих изменений реальности, и понимать что там внутри происходит — не обязательно, если вы не выходите за рамки этой инструкции.4

Таким образом истинная проблема представляемая мистикой в современном ее виде — скорее, несоответствие предлагаемых ею инструкций реальному состоянию черного ящика, чем что-либо другое, а существует она до сих пор потому, что наука не предоставляет более адекватных методов обращения к ящику.

Можно аргументировать что социальная реальность слишком сложна и слишком легко меняется, чтобы подойти к ней обычными научными методами, но это не повод этого не делать. Гораздо интереснее и полезнее:

  1. Выяснить чего именно ожидают от обращения к гадалкам и астрологам современные люди.
  2. Предложить им альтернативные, эффективные, не менее простые в исполнении инструкции для получения того же самого.

Для этого потребуются новые методы, новые теории и науки, но они так и так необходимы. Конкурентная борьба «понимающих реальность» корпораций должна основаться не на методах монополий с административным ресурсом, а на реальном превосходстве одного понимания черного ящика над другим.

Все вышесказанное носит скорее методологический и идеологический характер. Я тоже обхожу на улице чужую мне черную кошку и стараюсь не смотреть на разбитое зеркало, и не знаю, почему это нужно, и помогает ли это на самом деле. Потому что пока я не могу предложить лучшего понимания черного ящика. Но я принимаю что черный ящик существует, а значит считаю, что он может являться предметом познания.

Вот на познании черного ящика и нужно концентрироваться.

Иначе мы так и будем смотреть, как креационисты пропихивают свое учение в школы, пока не будет поздно.


  1. Я лично так называю регекспы и не шибко этого стесняюсь — на написание правильного регекспа по любому поводу у меня уходят часы. Разбирать бинарные форматы, например, я умею лучше… ↩︎

  2. Оно начало проявляться уже давно — в системах без защиты памяти беглый пойнтер может привести к совершенно невероятным результатам, причем проявляющимся много позже, что было очень характерно в эпоху когда математики писали на Паскале вычисления дифуров, которые из-за несовершенства компилятора давали эти беглые пойнтеры достаточно легко. Собственно, именно поэтому я люблю языки на виртуальных машинах — там таких проблем не бывает. ↩︎

  3. Применяя очередной пример из IT, если мы говорим, скажем, об инструкции к постоянно меняющемуся опенсурсному проекту, вроде ядра Linux, она никогда не является полностью истинной либо полностью ложной — она либо частично соответствует реальности, либо нет. Обычно, копаться в исходниках приходится все равно. ↩︎

  4. Вас интересует, как именно архиватор выбирает метод компрессии? Врядли. Вас интересует чтобы все хорошо поплющилось и заняло меньше места, и чтобы все точно так же хорошо распаковалось обратно когда нужно. До тех пор пока оно распаковывается так, как нужно, вам плевать на сущность черного ящика. ↩︎