Ложь, наглая ложь, статистика и социология

dejected emoticon

Я не люблю говорить о политике. В основном потому, что последнее время, любой встреченный на просторах рунета разговор о политике быстро сползает в какой-то жуткий психоз, основанный на постоянных, непрерывных, и главное, взаимных обвинениях друг друга в подтасовке.

Когда Пелевин писал свою «Generation П», думается мне, он все-таки хотел рассказать об иллюзорности реальности как таковой с буддистской точки зрения, а не о том, что вся политическая жизнь полностью и без исключения является выдумкой.

Я, правда, будучи социологом, в курсе, как и что надо проделать со статистикой, чтобы она давала не те результаты которые есть на самом деле, а те, которые надо. Я наблюдал такие фокусы живьем, и именно поэтому не работаю социологом, а пытаюсь преподавать — мараться не хочется. Однако, я еще знаю и что надо проделать, чтобы статистика показала, что происходит на самом деле. Для начала, надо исключить человека из процесса сбора данных — по возможности полностью.

Я уже писал раньше про то, как я хотел бы видеть не просто фотографии с очередного национального мероприятия, а их EXIF-данные с правильными часами внутри и GPS-треки фотографа. Затем, я разложил бы их в анимацию в Google Earth, хронологически показывающую все события. Это просто пример, как железно избежать подтасовки и восстановить события в некоторой полноте. Для этого не надо никакой дорогой техники и скрипт для этого дела я наваляю часа за три. Одна запись одного милицейского радиоканала с таймером позволит сделать из этого крайне убедительную конструкцию.

Но это про фотографии. Фотографии, конечно, тоже могут быть подделаны, как и EXIF-данные, но фокус не в этом.

Дело в том, что существует фундаментальная разница между подтасовкой через ретрансляцию, когда информация естественно искажается при повторном употреблении, и подтасовкой через намеренную фабрикацию. Она в том, что трансляционная подтасовка может быть как намеренной, так и случайной, и ее масштабы на самом деле ничем не ограничены.1 Масштабы же намеренной фабрикации ограничены временем и трудозатратами. Подделать одну фотографию можно. Две можно. Нельзя подделать две сотни меньше чем за неделю. Обрезать же за то же время можно сколько угодно фотографий.

Но если их публикуют разные люди, нельзя обрезать их все.

Можно как угодно жонглировать словами, но нельзя жонглировать делами – они просто есть. Можно обмануть рейтинг Яндекса. Нельзя обмануть его поиск. Посчитайте. Один случай — не показатель. И два случая тоже не показатель. Показатель — число случаев на душу населения. Главное, никогда не принимайте на веру даже того, что вам выгодно. Выбросили котят в Лавре? Не просто спасайте котят. Сфотографируйте место где их нашли и подпишите фотографию электронной подписью. Позвали в Единую Россию под угрозой увольнения? Сделайте звукозапись, возможно, этого будет достаточно чтобы само предложение отпало.

Прекратите пустой треп, все! Документы на стол! Подпишитесь не под описанием, окрашенным эмоциями, а под документами, за подлинность которых отвечаете как свидетель!

Этого, нельзя сделать с событиями, произошедшими пятьдесят или даже десять лет назад, но это уж наверняка всегда можно сделать с событиями, которые еще не произошли, но вот-вот случатся, или хотя бы с событиями, которые произошли только что.

До тех пор пока они не начнут это делать, вокруг будет сплошная иллюзия, сущность которой пустота.


  1. Есть такая штука в науке, Rashomon effect, названная в честь фильма Куросавы по рассказу Акутагавы. В изначальном рассказе несколько свидетелей дают радикально различные описания событий, причем часть врет намеренно, а часть просто не представляет себе как могло бы быть иначе. Много про это есть в чудном фильме The Revolution Will Not Be Televised — тоже кстати о политике. ↩︎