thoughtful emoticon

Вообще, я за то, чтобы уменьшить долю употребления буквы Ё в русском языке. Не упразднить, как предлагали некоторые, но употреблять умеренно, в ограниченном количестве специальных слов. Ей это идет.

И одно из этих специальных слов — ёкай

Тхайнен назвал так людей, «вышедших за пределы реальности», но не уточнял, почему они туда попадают, и как это вообще происходит… Это очень правильный термин, потому что одно из ключевых отличий ёкаев мифологических, помимо того, что многие из них кровожадны и беспощадны1 — это абсолютное непонимание их целей и мотиваций человеком. А цели и мотивации действительно будут совершенно другими у человека, понятие о реальности у которого сколько-нибудь значительно отличается от общепринятого.

Классификация Княжны сделала много для описания того, как это представление о реальности или себе может возникнуть, и куда они все потом попадают — они даже называются у нее названиями мифологических чудовищ и оборотней — но она же сделала одну любопытнейшую ошибку, которая привела к тому, что в ёкаях стали узнавать себя люди вполне нормальные, которые подумали, что кроме ёкаев никого не существует. А именно, она, не сказать, чтобы сочла что описание людей совершенно очевидно, но решила отложить его на потом, оставив аудиторию думать без присмотра.

Естественно, на самом деле оно вовсе не очевидно,2 а для самих ёкаев, поскольку в ёкаи попадают не позже лет эдак 18, как правило, и вовсе так же непостижимо как и они для обычных людей. Это наложилось на толпу действительно присутствующих в сети ёкаев — которым в сети легче жить, потому что она мягче и проще под них прогибается — и смешалось с толпой пост-социоников, которые попытались найти какую-то структуру в чем-то что представляет собой в первую очередь демонологический справочник с картинками с минимумом системы… В общем, сейчас мы наблюдаем деградацию возникшего сообщества, что неприятно, но ожидаемо.

Поэтому давайте определим по возможности однозначно: Ёкай — это человек, отличающийся3 радикальным искажением картины мира и самого себя, произошедшим, как правило, в результате хронической или единовременной психической травмы,4 которое произошло в достаточно раннем возрасте, чтобы он мог достроить свою картину мира до внутренне непротиворечивой5 конструкции, сохраняющей валидность относительно общепринятой картины мира в достаточной степени, чтобы сохранить социальную адекватность.

С точки зрения классической психиатрии, такой человек не является ни нормальным6 ни психотиком7 и может быть или не быть невротиком, в зависимости от того, насколько его чуждость заметна. Как лечить — не очень понятно, а главное, не факт что надо или возможно — точно так же, как женщина со сверхдлинной шеей, рост которой вызван ношением с детства специальных колец, просто росла по форме этих самых колец, и ничего теперь с ней не сделаешь.

Можно подумать, что согласно этому определению, «все ёкаи», и нормальных людей не существует, но на самом деле далеко не всякая травма приводит к аномалии развития, как не всякая отломленная ветка убьет дерево, и тем более, как не убьет его привитая ветка другого дерева. Хотя совсем без травм не обходится ничье развитие, большинство травм имеет отрицательную обратную связь,8 а большинство травм имеющих положительную обратную связь развивается до психоза слишком быстро и приводит к лечению или пожизненной госпитализации. Ёкаи не живут полностью за пределами человеческой реальности в смысле «счета за реальность», а ходят по ее краю, свешиваясь набок. Поэтому на самом деле среди популяции в целом ёкаи относительно редки и их численность не превышает одного приблизительно на 50-100 нормальных людей.9 Собственно, именно благодаря сети, и тому, с какой легкостью в ней достигается кучкование, ёкаи вообще могут встретить друг друга, подозреваю что до телеграфа и железных дорог такая встреча была большой редкостью, да и травм вызывающих такие аномалии развития было меньше.

Большинство ёкаев отличаются не только представлением о реальности или себе, не соответствующим общепринятому. Собственно, самое представление может сохраняться в них исключительно потому, что вместо одного из нейромеханизмов, характерных для здорового нормального человека, который работает в конкретном ёкае лишь для достаточно малых значений слова «работает», у них выросли какие-нибудь другие, у нормальных людей отсутствующие, и в обыденной реальности малополезные и малоприменимые, но позволяющие им дополнить картину мира или себя. Поражено может быть что угодно, от способности различать людей или половой самоидентификации и до моральных принципов, а вырасти может калькулятор интегралов, генератор интуитивных моделей на дифурах, уникальный талант к резьбе по камню, или способность, которую иначе как сверхчувственной назвать сложно.

К чему это я все… А, вспомнил.

Приводя в порядок архивы, я обнаружил, что не докачал и не досмотрел в свое время Tenshi na Konamaiki. Теперь у меня канал шире, и после того как оно слилось я ударными темпами его досмотрел…

…и скажу, что это единственное на моей памяти аниме, полностью посвященное ёкаям в вышеопределенном смысле этого слова, а не в изначальном японском, а также характерным особенностям ёкаев.10 При этом, если в начале кажется, что причиной трансформации главной героини в ёкая стало волшебное событие, более поздние серии заставляют усомниться в том, что что-то волшебное вообще происходит в пределах описанного мира. Не сказать, чтобы все происходящее на экране следовало подвергать сомнению, но все что касается проявлений волшебного можно подвергнуть оному с чистой совестью. Все остальные несуразности укладываются в характерную для ёкаев способность продавливать своим видением реальности окружающее пространство и вызывать к жизни маловероятные для всех прочих лиц события. Просто потому, что они видят мир иначе, и обращают максимум внимания на иные стимулы нежели все прочие, с ними происходят события, которых с обычным человеком произойти не может, если только он не водит близкую дружбу с ёкаем.

Вообще, это продуктивная тема для медитации о социальной роли ёкаев…


  1. Что скорее всего, следует списать на страх чуждого, человеку совершенно естественный. ↩︎

  2. “There is no such thing as an ordinary human being.” (c) The Doctor ↩︎

  3. Но не обязательно «страдающий», хотя это тоже бывает. Иные и наслаждаются. ↩︎

  4. Каковая может иметь абсолютно любую природу, в том числе сверхчувственную, если мы принимаем что сверхчувственное существует. ↩︎

  5. Хотя не обязательно полной, абсолютно полных и одновременно непротиворечивых картин мира вообще не бывает, ибо так гласит теорема Гёделя. ↩︎

  6. Ибо страдает этими… какэтопорусски… delusions. ↩︎

  7. Ибо социально более или менее адекватен, в пределах нормы, и может мыслить рационально хотя бы когда припрет. ↩︎

  8. То бишь, со временем их последствия уменьшаются. ↩︎

  9. Это очень приблизительная оценка, но число нулей правильное наверняка. Кстати, среди тех, кто отмечался здесь в комментах, явных ёкаев менее половины. ↩︎

  10. Обыкновенных ёкаев, конечно же, как и людей, не бывает, но объединяющие свойства есть. ↩︎