АнимеГид 34

thoughtful emoticon

Однажды, к анимешнику явился ангел, и принес ему Благую Весть, сообщило РИА Новости… Благой вестью было то, что аниме-индустрия наконец осознала, кто ее основные клиенты. Было это относительно недавно, в районе 2002-2004 годов. Но давайте по порядку.

Давным-давно, в 1970 году, под руководством академика Левады был проведен один интереснейший проект, ныне в исследованиях массовых коммуникаций являющийся классическим. Были массово опрошены жители целого города — Таганрога, в том числе на предмет о том, что они думают о местных газетах. Из них было выужено много интересных выводов, но один из них я поминаю чаще других.

Это был вывод о том, что представления редакции газеты о том, что нужно ее читателям, не имеют ничего общего с тем, что нужно читателям, и более того, не могут. Читатели голосуют ногами, а единственный достоверный источник данных о том, что они думают — это спрос. Газета вынуждена формировать мнение о читателях наблюдая их исключительно как кибернетический черный ящик с постоянно меняющимися невидимыми внутренностями, и очевидно, что она начинает при этом руководствоваться совершенно гипотетическими соображениями.

То же самое справедливо и для любого издателя или автора, и для аниме тоже. Никакой художественный труд не может существовать в вакууме, точно так же как не существует монолога в чистом виде — всякий текст подразумевает некоего адресата, способного его понять и интересующегося содержанием, даже если этот адресат сам автор. Представления об аудитории обычно возникают от балды в формате «не может быть, чтобы таких людей не было». Для корректировки этих представлений доступны только данные о тиражах, данные о предыдущих проектах подобного рода, и — кто громче кричит.

Естественно, что громче кричат не те, кого больше, а те, у кого глотки шире, ибо средний читатель кричать вообще не любит. При этом, владельцев широких глоток среди всех остальных обычно меньшинство. Но до определенного периода, крики было слышно хуже. Угадайте почему?

Правильно, 2002-2004 год — это эпоха скачкообразного расцвета широкополосного интернета.

Интернет из явления для избранных технофилов и будущего невесть чего но очень заманчиво превратился в повседневное явление, и одним из последствий этого было то, что громче кричать стало доступно каждому, а сообщества стали возникать на основе самых что ни на есть узких интересов. И каждый автор, каждый писатель, каждый режиссер получил возможность узнать что о нем думают, не тратя денег на дорогостоящие опросы. Однако, по прежнему, это было не то, что думают о нем «все», а то, что думают о нем те, кому не лень открыть рот.

В результате, аниме-индустрия претерпела значительные изменения, не все из которых были к лучшему. С одной стороны, появились новые виды аниме, которые до того были бы никак невозможны — например масштабное, серьезное аниме, критически оценивающее собственно аниме-фэндом, а не просто состоящее из внутрисемейных шуточек, чего двадцать лет как не было. (Nihon Hikikomori Kyoukai)

С другой стороны, до начала XXI века, такое явление как фансервис-аниме, которое за душой ничего окромя фансервиса не имеет, тоже не существовало, а породило ли оно что-нибудь разумное, доброе или вечное? Ну доброе ладно, но насчет разумного и вечного есть некоторые сомнения.

В издательском бизнесе помимо понятия best seller есть еще такое понятие как long seller. В отличие от бестселлера, который продается хорошим тиражом и сразу, это произведение, которое продается может и не очень хорошо, зато остается актуальным и востребованным спустя много лет после выхода. И всякая индустрия которая их не производит рискует попасть в случае проблем с денежным оборотом в глубокую и очень неприятную яму с нехорошим запахом внутри.

А мировой финансовый кризис характерен именно тем, что создает всем проблемы с денежным оборотом…