И еще раз о политике…

thoughtful emoticon

Ну, неделя такая, что поделаешь.

Сегодня от двух разных людей, убежденных, тем не менее, в несправедливости существующей власти и испытывающих нетерпимость к сложившемуся положению, я встретил интереснейший контраргумент к идее протеста. Попытаюсь его сформулировать:

Положим, протест удачно завершается. Что дальше? Существующая политическая система не предлагает никаких внятных альтернативных путей вперед и никаких лидеров. Ни малейшей гарантии что любой иной лидер будет лучше предыдущих не существует. Народ наш в массе своей темен и безграмотен, никакой внятной культуры осознанного волеизъявления не имеет, и кто на этой бурной пене протеста может подняться, одному Богу ведомо. Таким образом, протест не может завершиться хорошо, и влечет к хаосу. Поскольку протест представляется неизбежным, перспективы мрачны, и подготовиться к результату вообще невозможно.

Аргумент, конечно, серьезный, но содержит несколько допущений, которые делать с научной точки зрения нельзя.

Допущение первое: Народ наш темен и безграмотен. Это на самом деле отсылка к проблеме 419, о которой я писал когда-то раньше: Наши представления о «народе» научной силы не имеют, для получения действительно объективных о нем сведений требуются довольно радикальные и дорогостоящие манипуляции. Существующие властные структуры сами отринули единственный случай, который позволял получить действительно объективные данные если не о том, что люди себе думают, то о том, под чем они готовы подписаться — гигаопрос на сто девять миллионов респондентов. Даже если бы они не отринули его, предварительно они допустили нечестность с самими собой на этапе составления анкеты.1 Фрагментация же социальной реальности и уровень взаимного недоверия и дезинформации в обществе, стараниями тех же лиц, достигли такой степени, что в репрезентативности личного опыта быть уверенным более невозможно.2 Таким образом, это допущение на самом деле несостоятельно.

Допущение второе: Лидеров и альтернативных путей вперед не видно, следовательно их не существует. По уже указанным выше причинам, нам много чего не видно. Я конечно не политолог, но я вам скажу, что политический процесс представляет собой в основном говорение, то бишь дискурс. Лидеры с неба не падают, а трансмутируются из до того совершенно непримечательных лиц в процессе этого самого дискурса. Люди, убежденные в том, что нечто должно быть сделано, порождают политическую мысль, и начинают искать сторонников и поддержку. Находят ее на самом деле единицы из тех, кто начинает движение по этому пути. По мере того, как поддержка растет, они научаются быть лидерами, обретают харизму, формулируют политическую программу и начинают выражать реальные интересы социальной группы — но на самом деле, это группа принимает лидера как выражающего интересы группы, потому что интересы у группы есть. Даже если лидеру кажется что это он кого-то очаровал и убедил в своей правоте. Просто, те кто не осознал его позицию как отвечающую своим интересам, к нему даже не подошли.

Много лет, этот естественный процесс в стране старательно зажимался – сначала у нас отобрали строчку «Против всех», которая на самом деле была важнейшим индикатором существования групп, чьи интересы вообще никак во власти не представлены. Затем куда-то стали исчезать люди с претензиями на политическое лидерство. Потом появился процентный барьер. Потом пропали одномандатные округа. Все шансы на то, что лидер возникнет, были тщательно прекращены. Естественно мы их не видим — они и сами еще не знают что могут стать лидерами и выражать в политическом процессе чьи-то интересы, а многие даже не представляют что когда-нибудь захотят.

Допущение третье: В отсутствие политических лидеров политический процесс невозможен. Это допущение также делает наша нынешняя власть, и это допущение однозначно неверно. Просто теперь они имеют дело не с организованной системной оппозицией, которую уже давно прикормили и контролируют для создания иллюзии перед своими буржуйскими коллегами, а с феноменом который мои буржуйские коллеги называют “smart mob”. Дело в том, что интересы все равно есть у каждого, и для того, чтобы действовать согласно оным, лидер как таковой не обязателен, и формализация интересов тоже не обязательна — осознания принадлежности к группе, которая их разделяет, и плотной связности достаточно, лидер просто подменяет эту плотную связность. Политический процесс еще не готов к таким новшествам нигде, а толпы вообще как огня боится, и для того чтобы он продолжился, «умной толпе» придется таки сойти со сцены, оставив за собой лидера. Но перед этим она еще устроит шороху…

И мой вывод на самом деле такой: Если этого шороху хватит на то, чтобы просто снять с политического процесса тормоза, например, объявить новые выборы в Госдуму и Президента ровно через год, с минимальным цензом на вход, и ввести до тех пор радиакальные меры по открытости власти и свободе политических кампаний, я буду считать что все закончится хорошо. Если шороху не хватит, уровень недовольства и недоверия будет просто нарастать, а вероятность срыва в абстрактный хаос повышаться, поэтому чем быстрее будет нарастать уровень шороха, тем лучше, авось у кого-то там наверху сдадут нервы раньше. Следовательно, чем громче протестовать, тем больше вероятность, что все хорошо кончится.

Так что лично я пойду на митинг 24го и очень жалею что не пошел на митинг 10го. Хотите мою личную мотивацию? Даже если не хотите, я ее все равно изложу.

Объективное научное знание стоит очень дорого, потому что на самом деле его очень мало. Познание мира и извлечение объективного знания из него возможно, просто действительно объективное знание — большая редкость, добыть которое стоит неимоверных трудов множества людей, сумасшедших денег, и даже за маленькие его крошки дают научные звания. Любая диссертация содержит лишь по чуть-чуть добытого объективного знания, и ведра воды, и обоснованной, но отнюдь не железной аргументации, у кого чего сколько. Наше любимое правительство не просто отвергло кусочек объективного знания для себя и отказалось от него лично. Оно украло его у всех нас. Теперь мы уже никогда не узнаем даже, какая у них была поддержка до этих выборов, и была ли вообще, потому что это невозможно физически, и все что мы можем вычислить дает ошибку до десятков процентов. Украв это знание, они посмели утверждать, что преподнесли нам другое, и продолжают упорно настаивать на лжи. На том, что объективные знания из математики — той редкой области знаний, где объективного знания относительно много3 – выстраданные поколениями людей, когда и добывать знание было еще труднее чем сейчас, что эти знания ничего не доказывают, ни о чем не свидетельствуют и не являются поводом для разбирательства и установления истины, если не объективной, то хотя бы человеческой.

Вы как хотите, а лично я такое прощать не намерен.


  1. «Я не голосовал за этих сволочей. Я голосовал за других сволочей!» — о том, как легко получить результаты опроса, отвечающие запросам заказчика, путем манипуляций с анкетой, я рассказывать не буду, и без меня специалистов предостаточно. ↩︎

  2. Даже моего. Я как-то раз пронаблюдал полный поток (!) студентов, которые были не в состоянии поиграть в MMORPG, даже когда им обещали за это бенефиции в оценках. Это, между прочим, запороло нам работу по гранту. Подозреваю, что практически любой забредший сюда студент заявит мне, что так не бывает. Бывает, просто выборка была абсолютно не случайной, курс подобрался именно такой в связи с известными объективными причинами, но до этого мы доперли чуть позже. ↩︎

  3. Хотя и там его гораздо меньше чем кажется — есть ведь конструктивистская математика… ↩︎