Дефрагментация

thoughtful emoticon

Или точнее, подробнее о понятии фрагментации социальной реальности как я его формулирую научно, насколько меня сейчас на это хватает.

Насколько я понимаю, это моя личная выдумка, но я окончательно отстал от свежей литературы1 и возможно, кто-то уже что-то в этом роде говорил, но надеюсь, кто-нибудь из присутствующих да поправит.

Понятия «информационное поле» и «менталитет» в социологии не новость, однако они чаще понимаются как некое упрощение, наподобие абсолютно твердого тела по которому волна распространяется мгновенно. Я склонен утверждать, что такое упрощение хотя и оправдано вообще, в силу законов воспетой мною ранее математической статистики, оно может не быть применимо для анализа современного общества, в силу этой самой фрагментации. Можно обозвать кластеризацией, потому что фрагменты остаются частью всеобщей поликристаллической структуры общества, но слово «фрагментация» интереснее, потому что намекает на проистекающие здесь эффекты.

Итак, каждый член общества является членом социальной сети,2 т.е. имеет социальные связи. При этом, у него есть следующие интересные мнения, например, по политическим вопросам:

  1. Мнения принадлежащие лично индивиду, которые подразделяются на:
    1. Невербализованные. Т.е. не оформленные до состояния когда они могут быть предметом дискурса в деталях.
    2. Вербализованные, но неверно. (Т.е. человек считает, что он «либерал», но на самом деле просто ошибочно использует это слово — так весьма даже бывает.)
    3. Вербализованные верно, т.е. соответственно преобладающему словоупотреблению.
  2. Мнения индивида о том, что думают другие индивиды, в первую очередь «большинство других индивидов». Они точно также подразделяются на три группы.

Эти мнения взаимосвязаны, т.е. мнения человека о том, что думают другие, могут влиять на его личные мнения, и наоборот, его личные мнения могут влиять на мнение о том, что думают остальные, так работает эффект «спирали молчания». Если мнение личное известно индивиду доподлинно, просто потому, что оно его собственное, и никто кроме него не в состоянии его узнать до того, как оно будет вербализовано и высказано, то мнение индивида о текущем состоянии чужих мнений не может быть доподлинным практически никогда. По крайней мере, без специальных научных исследований, поскольку это кусок объективной истины, которая быстро меняется, и которую вообще выловить трудно и дорого.

Для каждого индивида, эти знания-относительно-других основываются на социальных связях и широковещательных каналах получения информации. При этом, вес широковещательных каналов в общей оценке может быть очень различен в зависимости от степени доверия им у каждого индивида, а вес знаний полученных по социальным связям падает в зависимости от того, насколько далеко источник каждого отдельного элемента этих знаний отстоит от индивида по графу социальных связей и интенсивности этих связей.3 При этом относительно значительной части социальных связей человек понятия не имеет, например, о политических взглядах своих социальных партнеров, поскольку просто не разговаривает с ними на эту тему.

Наблюдается естественная тенденция к формированию, как это по русски, like-minded group, когда некая группа лиц, уже состоящих в социальных связях, осознает что разделяет некую точку зрения, и начинает осмысливать себя как целое. Т.е. человек начинает знать, что есть некоторая группа придерживающаяся определенных взглядов, и осознает ее численность, и что к ней принадлежит. Это не «группа» с четкими границами, а просто «мой круг» — сущность эта выглядит подобно распределению электростатического заряда по поверхности диэлектрика, такие же пятна с размытыми краями.

Заблуждения по поводу численности таких групп, относительно численности групп, придерживающихся других точек зрения, крайне трудно преодолимы. Группы человек выбирает себе сам, а трансформация мнения из невербализованного в вербализованное обычно групповой процесс.4 Каждая такая группа осознает в первую очередь сама себя. Т.е. ее членство эксклюзивно, члены не состоят в группах, придерживающихся иного мнения на ту же тему. Всех остальных такая группа видит как «молчаливое серое большинство».

Я не убежден что молчаливое серое большинство вообще существует и может быть объектом любого рода анализа, претендующего на научную серьезность. Именно это и есть «фрагментация социальной реальности». Мир человеческий разбит на фрагменты, каждый из которых склонен думать что они тут одни – а все остальные «молчаливое серое большинство». Тогда как все остальное общество неминуемо точно так же разбито на фрагменты, причем фрагменты эти схожих размеров — их размеры обусловлены числом Данбара и тем, насколько технологии поддержания социальных связей позволяют им расти. Исключения в такой оценке делаются лишь для групп достаточно больших чтобы институционализироваться, т.е. получить имя и организационную структуру, попасть в широковещательные каналы, или долететь непосредственно через, например, встреченную ссылку в ЖЖ которая пролетает по слабоинтенсивной социальной связи. Но такие группы обычно имеют четкие рамки членства, позволяющие оценить их отдельно.

При любой попытке анализа и предсказания, в том числе научной, это Молчаливое Серое Большинство обычно понимается как единая сущность, которая действует в основном одинаково. В научной оценке также вспоминают, что оное большинство состоит из большого количества принимающих решения независимо индивидов, а значит должно аппроксимироваться гауссианой, т.е. действует лишь «в основном» одинаково. Чтобы узнать где у этого Молчаливого Серого Большинства будет математическое ожидание по любому отдельно взятому параметру на самом деле требуется исследование, и оценка «на глаз» может пролететь очень далеко мимо.5: Однако ошибкой здесь является именно то, что неправильно оценивается численность индивидов — потому что они действуют не независимо, а как элементы независимых плотносвязных групп.6

Я уже писал раньше, что фрагментация социальной реальности «растет», т.е. я наблюдаю все больше и больше людей за пределами своего собственного кластера, которые ведут себя так, будто живут вообще в какой-то сказке. Недавно я вкурил наконец, почему. Причиной является то, что растет средний размер фрагмента-кластера социальной сети, и это делает идею оценки поведения «молчаливого серого большинства» неприменимой вообще.

Логика такая:

  1. Основной целью существования программного обеспечения поддержки социальной сети, телефона, телеграфа, и вообще всех средств связи является облегчение поддержания социальных связей. Если в обществе до появления газет основными каналами получения информации об обществе в целом были налаженные институциональные связи и связи в пределах шаговой доступности, а в обществе после появления СМИ основными каналами стали широковещательные, в современном обществе в полном соответствии с законами диалектики ситуация вернулась к самому началу — большинство из нас получает информацию из всего множества ее источников не непосредственно, а через социальные связи.
  2. Облегчение поддержки социальных связей означает что их у каждого значительно больше — даже чем всего лишь десять лет назад.
  3. Это неминуемо значит что средний размер кластера растет, по чисто математическим причинам, и такие же математические причины обуславливают сегрегацию по схожим мнениям.
  4. Это также неминуемо значит что самих кластеров становится меньше.
  5. Самый занятный вывод. Чем меньше фрагментов, тем меньше они подчиняются законам нормального распределения.
  6. И еще один занятнейший вывод. Чем больше фрагменты, тем больше шансы, что любая случайная выборка из всего массива впаяется в достаточное количество крупных фрагментов чтобы инвалидировать результаты любого соцопроса.

Кстати сказать, радикальные социальные преобразования возникают тогда, когда большое количество таких кластеров одновременно осознают, что они тут не одни такие. Собственно, именно этим обусловлено то, что революции триггерятся громкими инцидентами. Существует общий для очень большого количества таких кластеров информационный фон широковещательных каналов. Когда случается событие, затрагивающее мнение большого количества кластеров, которое становится известным всем им одновременно, они одновременно приходят в возбужденное состояние и начинают генерить вторичную информацию по которой опознают друг друга, даже если совместно не действуют.

Выводы, выводы давай!

…а какие тут выводы… Мы очень часто слышим, и что греха таить, повторяем фразу «Как всем известно…» — так вот, чушь это на постном масле. Мы и раньше мало знали о том, что на самом деле «всем известно», но сейчас мы знаем об этом еще меньше. Чем чаще мы повторяем эту фразу, тем больше сами вгоняем себя в это заблуждение, вне зависимости от того, что именно на этот раз «всем известно». А это действительно заблуждение, и чем дальше, тем оно более серьезно и расходится с реальностью — не той, что дана нам в ощущениях, а той частью реальности объективной, которая нам в ощущениях недоступна. Вот это, дамы и господа, и есть «фрагментация социальной реальности».

Применение этой мысли к насущной политической обстановке оставим как упражнения для читателя.


  1. Насколько я помню свой же собственный диплом, с литературой у социологии в России вообще проблемы. ↩︎

  2. Напомню еще раз что «социальная сеть» — объективно существующая социальная структура, состоящая из интенсивных и слабых социальных связей индивидов в обществе, а «программное обеспечение поддержки социальной сети» — это фейсбук, вконтакте, одноклассники, гуглоплюс и иже с оными. ↩︎

  3. И насколько я понимаю, падает пропорционально квадрату числа хопов по графу. Это нехудо бы подсчитать экспериментально, но это надолго и для докторской. ↩︎

  4. Политических учений именно потому счетное и относительно небольшое количество, что формирование политического учения как текста не каждому по зубам. ↩︎

  5. Не забываем также, что нормальное распределение — не единственное распределение, которое следует из центральной предельной теоремы. Есть куча величин, распределение которых само по себе не является распределением нормальным, зато нормальным является распределение их причин, которые после этого проходят через некую функцию и порождают, например, логнормальное распределение. ↩︎

  6. Напомню что в социологии «индивид» не обязательно человек, группа тоже может быть «индивидом» на определенном уровне анализа — только об этом обычно забывают. ↩︎